О благотворительности

Администрация сайта располагает почтовыми адресами и контактными телефонами всех частных лиц и организаций, которым фондом «Участие» оказана благотворительная помощь.

 

Обозреватель газеты "Financial times" Том Берджис прилетел из Лондона в Москву в самый разгар недавно закончившегося чемпионата мира по футболу, однако отнюдь не для того чтобы побывать на футбольных матчах. Единственной целью его короткого визита  была встреча с известным российским предпринимателем и меценатом Сергеем Михайловым. Интервью Тома Берджиса с Сергеем Михайловым состоялось в московском офисе предпринимателя и продолжалось более двух часов. В беседе также принял участие представитель московского бюро газеты "Financial times" Макс Сэддан. Когда статья была опубликована выяснилось, что посвящена она в основном нынешнему американскому президенту Дональду Трампу. При этом английские репортеры и навязчиво и ненавязчиво дают читателю понять, что прошлое Дональда Трампа далеко не безоблачно. Долгая же беседа с предпринимателем Сергеем Михайловым в итоге воплотилась всего в несколько десятков газетных строк. Тем ни менее, объективности ради, мы сочли нужным разместить это журналистское исследование полностью, без каких либо купюр.

Во время московского интервью, с согласия английских журналистов, оператор пресс-службы С.А.Михайлова вел видеозапись. В этом сюжете с документальной точностью воспроизведены вопросы Тома Берджиса и Макса Сэддана  и ответы предпринимателя, руководителя двух крупнейших благотворительных фондов Сергея Анатольевича Михайлова. Публикуя статью, мы размещаем в разделе «Видео» нашего сайта полную операторскую запись и делаем это для того, чтобы посетители сайта С. Михайлова получили максимальную  возможность для объективных выводов.

* * *

Газета "Financial times"

Том Берджис

Одним октябрьским днем 2007го известный застройщик, в пальто и галстуке цвета морской волны вышел из стретч-лимузина в финансовом округе Торонто. Он взял в руки лопату из чистого золота, позируя перед толпой фотографов. Слева от него, с тем же атрибутом в руках стоял его партнер на фоне баннера с изображением небоскреба на сумму $500 млн (287 млн фунтов), строительство которого должно было начаться в тот же день: российско-канадский миллиардер, чье состояние берет начало в столкновении коммунизма, капитализма и КГБ при падении Советской империи. Присутствовали там также спонсоры проекта – австрийский банк, который вскоре обвинят в неспособности проверять источники поступления денег своих бывших советских клиентов. Вспышки камер сверкали на лопатах, когда почетные гости, расплывшись в улыбке, погружали их в грунт, на котором была изображена фамилия «Трамп». Так началась работа над Международным отелем Трампа и Башней Торонто. «Люди действительно хотят владеть тем, что я создаю», - заявил Дональд Трамп в интервью в тот день, указав, что среди всех прочих особенностей башня будет «выше других зданий». Газета «Файнэншел Таймс» изучала финансовые потоки проекта Трамп Торонто в течение 10 месяцев. Юридические документы, подписанные заявления и два десятка интервью с людьми, связанными с проектом, и те деньги, которые протекали через все это, указывают на то, что эта кампания связывает президента США с темным постсоветским миром, где сливаются политика и любая личная информация. 

Некоторые из денежных потоков, которые обнаружила «Файнэншел Таймс» затрагивают вопросы злоупотребления властью Трампом сегодня, когда он заседает в Белом доме. К ним относятся доказательства того, что партнер-миллиардер Трампа в проекте Торонто санкционировал секретный платеж в размере 100 млн долларов московскому адвокату, представляющему интересы инвесторов, поддерживаемых Кремлем. Этот платеж был частью серии транзакций, которые генерировали миллионы для сторонников венчурного инвестирования в Торонто - проект, который, в свою очередь, сделал миллионы для будущего президента. Спустя месяц после начала строительства в 2007 году Трамп написал письмо в «Уолл-стрит джорнэл», в котором говорится о финансировании «нашего» проекта Трамп Торонто в качестве «подтверждения силы имени и бренда Трамп в финансовом сообществе». Но когда «Файнэншел Таймс» отправила вопросы, касающиеся этой статьи, в компанию Трампа, там отказались отвечать на них, заявив, что «Компания Трампа не была владельцем, разработчиком или продавцом Международного отеля Трампа и Башни Торонто. Следовательно, не участвовала в финансировании проекта. Более того роль компании заключалась лишь в лицензировании своего бренда и управлении отелем и резиденциями, которые она организовывала до июня 2017 года, до тех пор, пока не прекратилось соглашение». Именно такой подход к определению источника денег, поддерживал бизнес-карьеру Трампа, которая касается многих, кто интересовался им. После серии корпоративных банкротств в 1990-х и начале 2000-х годов, оставив имущественный бизнес, который он унаследовал от своего отца, в значительной степени неспособный брать ссуды у крупных банков, Трамп обратился к более чем темным спонсорам. Он мог время от времени брать кредит в Дойче Банке, с которым у него были длительные и нестабильные отношения, но с наступлением нового тысячелетия он принял новую модель, согласно которой он лицензировал свой бренд для постройки небоскребов, которым затем будет управлять компания Трампа по контракту. Это было время, когда новоиспеченные олигархи бывшего Советского Союза искали убежище за границей для своего богатства. К 2008 году сын Трампа, Дональд-младший, говорил на конференции по недвижимости: «Довольно большое количество наших активов поступает от россиян... Мы наблюдаем большой поток денег, который поступает из России». Некоторые из них пришли от продажи отдельных единиц недвижимости под брендом Трампа, где Трамп иногда имел право на предоставление скидки. Предполагаемая казахстанская сеть по отмыванию денег переправила миллионы через продажи квартир в Трамп-СоХо; российский олигарх купил в 2008 году поместье Палм-Бич у компании Трампа за 95 млн долларов, что более чем в два раза больше, чем Трамп заплатил за него четыре года назад; во Флориде 63 россиянина, некоторые из которых имели определенные политические связи, потратили 100 млн долларов на покупку недвижимости в семи роскошных башнях, построенных под брендом Трампа, свидетельствует новостное агентство Reuters. Деньги поступали не только из бывшего Советского Союза: в башне Трампа в Панаме некоторые из них якобы принадлежали латиноамериканским торговцам наркотиками. В последние годы становится все более очевидным, что многие олигархи, которые обогатились на фоне развала Советского Союза, сохранили свое состояние, продвигая интересы правящей верхушки у себя на родине. Это богатство проходило через западные рынки, часто замаскированные фиктивными компаниями. Сектор Трампа – недвижимость – давно была подвержена вливанию денег инкогнито. Значительная часть продаж элитного американского жилья проходит через компании, имена настоящих владельцев которых скрыты. Исследование Министерства финансов США в прошлом году показало, что каждый третий покупатель наличными элитного жилья оказался подозрительным. Трамп нарушил президентскую традицию, отказавшись прекратить инвестировать десятки компаний, входящих в компанию Трампа, или обнародовать налоговые декларации, которые могли бы пролить свет на то, что представляет большой интерес для многих. В мае прошлого года его решение убрать с поста Джеймса Коми, главу ФБР, инициировало назначение Роберта Мюллера, который до этого тоже был руководителем ФБР, в качестве специального адвоката для расследования связей между правительством России и предвыборной кампанией Трампа. Торжественно заявляя перед Сенатской комиссией по разведке, Коми спросили, может ли расследование повлиять на вопросы, не связанные с кампанией. Он ответил, что «при любом сложном расследовании, когда вы начинаете копаться в деталях, вы иногда находите факты, которые совершенно не связаны с основным расследованием, но которые являются преступными по своей природе».

Пол Манафорт, один из руководителей кампании Трампа, уже узнал, что это означает на практике. Ему предъявляют обвинение, которое он отрицает, об отмывании 30 млн долларов в связи с его работой в качестве консультанта для пророссийски настроенных политиков в Украине. Майкл Флинн, первый советник Трампа по национальной безопасности, признал вину в наличии факта лжи относительно его договора с Турцией о представлении интересов. Большая часть расследования Мюллера находится под пристальным наблюдением, но очевиден тот факт, что он считает, что предыдущие финансовые сделки являются честной игрой. Том Уорнер, американский исследователь, специализирующийся на России и Украине, входит в число тех, кто заявлял: «Файнэншел Таймс», что мировоззрение Трампа формируется путем согласования его интересов с теми, кто принес ему деньги, которые поддержали его карьеру. Когда Трамп нападает на многолетних союзников США и предлагает перевести Россию в «восьмерку», некоторые аналитики видят в этом скрытые мотивы. Такое пристальное внимание усилилось на этой неделе после того, как Трамп принял участие в саммите НАТО в Брюсселе и посетил Лондон, чтобы встретиться с премьер-министром Терезой Май, а затем должен был пообщаться с президентом России Владимиром Путиным в Хельсинки. «Путин или его избранный преемник будут находиться здесь долго после того, как Трамп покинет свой пост», - сказал Уорнер. «И [Трамп и его дети] нуждаются в семейной бизнес-модели для того, чтобы остаться здесь». Повествование о Трамп Торонто говорит о том, что значит для США иметь лидера, чья бизнес-модель долгое время зависела от обмена его фамилии на деньги из-за мутного прошлого, чтобы не задавали никаких вопросов. К 2010 году проект Трамп Торонто должен был быть завершен: 65 этажей, состоящих из 261 роскошных гостиничных номеров и совместных владений, все украшенные мерцающим стеклом. Но строительство затянулось, и в октябре Алекс Шнайдер, партнер-миллиардер, который три года назад заложил камень вместе с Трампом, выделил еще 40 млн долларов на проект. Миллионы, полученные от проекта, впоследствии попадут к самому Трампу - и документы, обнаруженные «Файнэншел Таймс», поднимут серьезные вопросы о том, как компания Шнайдера делала свои деньги в период, предшествующий решению о вложении этих 40 миллионов долларов в проект Трамп Торонто. Несколькими месяцами ранее документы свидетельствуют о том, что Шнайдер одобрил секретную «комиссию» в размере $100 млн. «интродьюсерам», представляющим интересы Кремля. Платеж состоял в том, чтобы ускорить продажу призового фонда его группы, доли в огромном сталелитейном заводе «Запорожсталь» на востоке Украины, и составил более 10 процентов от продажной цены в размере 850 миллионов долларов. В 2017 году «Уолл-стрит джорнэл» сообщила, что продажа завода финансировалась Внешэкономбанком (ВЭБ), российским государственным банком, председателем которого в то время был Владимир Путин. Но информация об этой комиссии в 100 миллионов долларов ранее не сообщалась. Также не было выявлено факта того, что юридические документы в недавнем коммерческом споре между Шнайдером и его деловым партнером повысили вероятность того, что некоторые из средств могут оказаться в руках российских государственных чиновников. Если бы это было так, сделка со сталелитейным заводом повлекла бы за собой нарушение законов о борьбе со взяточничеством в Канаде и, возможно, в других западных странах, которые считают преступлением выплаты иностранным должностным лицам с целью выгоды для бизнеса.

С комиссией в размере 100 миллионов долларов, продажа состоялась, и выручка перешла в компанию Шнайдера, которая в свою очередь выделила средства для проекта Трамп Торонто. Том Китинг, бывший сотрудник Банка Джей-Пи-Морган, который теперь специализируется на финансовых преступлениях в лондонском Королевском институте оборонных исследований, заявил, что если платеж в размере 100 миллионов долларов считается взяткой, то поток денег, проходящий через Шнайдер в проект Трамп Торонто означает, что «вы можете доказать, что компания Трампа получает доходы от преступлений и поэтому используется как возможность отмывания денег». Эксперты по незаконному финансированию заявили, что любая юридическая уязвимость для Трампа и его бизнеса будет зависеть от того, что именно он и другие руководители знали или должны были знать об источнике средств своего партнера. Компания Трампа придерживается подхода проверки благонадёжности финансового состояния компании (фоновые проверки делового партнера), бывший сотрудник, который не хочет быть идентифицированным, называется «преднамеренным укрывателем информации». Абэ Уоллах, бывший старший деятель компании Трампа, цитировался в статье Блумберг за 2017 год, в которой говорилось, что «Дональд не проявляет должной осмотрительности». Шнайдер, родившийся в Санкт-Петербурге и выросший в Торонто, накопил состояние, которое, как и у нескольких деловых партнеров Дональда Трампа, ушло корнями в бурные заключительные годы Советского Союза перед его распадом. Многие из сегодняшних олигархов, стремившиеся изобразить себя как ничем не примечательные бизнесмены, предпочитая, чтобы их жизнь и смерть боролись за богатство в 1990-х годах, исчезают в истории. Тем не менее, поскольку их влияние на западе растет, становится все более важно понимать любые связи с авторитаристами и коррупционерами на родине. Это особенно правильно в случае тех, кто вел бизнес с президентом США, чья кампания находится под следствием за предполагаемый сговор с Кремлем. «Россия давно связана с грязными деньгами», - заявила Элиза Бин, бывший главный чиновник ведущего следственного комитета Сената США и опытный работник нескольких расследований по отмыванию денег. «Любой, кому поступают значительные средства, полученные в бывшем Советском Союзе, должен был знать, что эти средства находились в зоне высокого риска и требовали тщательного анализа для обеспечения чистоты их получения». Подъем Шнайдера и его становление одним из самых богатых людей Канады (он находился в списке миллиардеров Форбс до 36 лет) помог Борису Бирштейн, его тестю и партнеру по бизнесу. Пиршественный и амбициозный Бирштейн пользовался редкой привилегией среди западных бизнесменов, которые могли пересекать железный занавес. «Я много лет веду дела с Советским Союзом», - заявил в интервью в 1993 году Бирштейн, который родился в Советской Литве и эмигрировал в Канаду. «Я начал с Леонида Брежнева, и, как вы знаете, мне как-то удается в какой-то мере [уникальная позиция], я встретил много людей и дружил с множеством очень влиятельных лиц ». В мае «Файнэншел Таймс» пообщалась с бывшим офицером КГБ, который работал в 1980-х годах в подразделении иностранной разведки агентства. Он объяснил что, как только распался Советский Союз, коммунистическая партия и КГБ пытались вывести деньги за границу. Он также сказал, что в конце 1980-х годов Бирштейн был одним из западных бизнесменов, чьи компании стали связанными с данными КГБ, они были вовлечены в попытки агентства создать международные деловые интересы. Адвокат Бирштейна заявил газете, «Файнэншел Таймс», что было бы «нелепо» и «очевидно лживо» сказать, что бизнесмен был «тайным агентом» КГБ. Однако адвокат добавил, что Бирштейн действительно вспомнил, что в середине 1980-х годов согласился принять участие в советском плане по созданию международных деловых предприятий, который возглавил глава престижного московского аналитического центра Георгий Арбатов. По рассказу перебежчика, опубликованному спустя годы, Арбатов был также активом КГБ под кодовым названием Василий.

Адвокат Бирштейна заявил, что «Соглашение о совместном предприятии, предлагаемое и оформленное, никогда не было материализовано в каких-либо существенных проектах и было официально прекращено в ближайшее время после его создания». Он добавил, что Бирштейн не знал, что Арбатов «был каким-то образом связан с КГБ», но отметил, что «связь с КГБ или другим оружием бывшего советского государства было обычным явлением в Советском Союзе». Это не единственная зарегистрированная связь Бирштейна с фигурой КГБ. В 1991 году, незадолго до того, как Советский Союз окончательно рухнул, компания Бирштейна наняла Леонида Веселовского в качестве экономического советника по годовому контракту. Адвокат Бирштейна заявил газете, что его клиентская компания наняла Веселовского потому, что он являлся кандидатом экономических наук и был членом центрального комитета Коммунистической партии. Но бывший офицер КГБ сказал, что Веселовский также занимал должность старшего офицера в подразделении иностранных операций КГБ и был «вдохновителем отмывания денег КГБ». (Веселовский не мог получить комментариев, бывший офицер КГБ заявил, что он «бесследно исчез»). В то время как Бирштейн культивировал советскую элиту, русские родители Шнайдера присоединились к волне еврейской эмиграции, поселившись в 1982 году в районе Торонто, популярном в то время у иммигрантов. Они купили гастрономический магазин, где молодой Шнайдер загромоздил полки. Он был вовлечен в бизнес, и к началу 1990-х Бирштейн представил себя бессистемному капитализму, имевшему место быть в бывшем Советском Союзе. Это привело бы их обоих к жизненному пути одной из самых печально известных фигур. Утверждения о связях с американской толпой следовали за Трампом на протяжении всей его карьеры. Для Алекса Шнайдера связь с предполагаемым российским бандитом проходит через своего бывшего тестя. Сергей Михайлов, известный как «Михась», широко признан лидером того, что в 1990-х и начале 2000-х годов считалось самым мощным организованным преступным синдикатом Москвы: Солнцевской Братвой. Главный эксперт ФБР по организованной преступности в России в 1990-х годах заявил, что деятельность группы включает в себя вымогательство, наркотики, убийства и отмывание денег. В редком интервью газете «Файнэншел Таймс» в июне Михайлов отрицал это, заявив, что Солнцевской Братвы «не существует». Большой толстый мужчина в бордовой потертой куртке, его московский офис украшен иконами Православной Церкви, он настаивал на том, что он всего лишь «рядовой бизнесмен» с интересами в торговле, туризме и недвижимости. Бывший чемпион по борьбе добавил, что, учитывая буйность постсоветских лет, «мой успех в том, что я все еще жив». 60-летний Михайлов рассказал газете, что он встретил Бирштейна - «очень талантливого бизнесмена» - на встрече с президентом Молдовы в 1995 году, и тут у них завязались партнерские отношения. «Он доверял мне, а это очень важный фактор в бизнесе». Он сказал, что у них были «большие планы» на предприятия, самым амбициозным из которых был ремонт трубопровода, который проходил от Средней Азии до Украины. Михайлов сказал, что его работа должна была стать источником технических ноу-хау, в то время как задача Бирштейна состояла в том, чтобы убедить власти поддержать проект. «У него были большие связи» в Украине, отметил Михайлов, «насколько я знаю, вплоть до президента и его окружения». (Бирштейн через своего адвоката заявил, что он «никогда не дружил» с Леонидом Кучмой, тогдашним президентом Украины.) Михайлов также вспомнил встречу с молодым протеже Бирштейна Алексом Шнайдером в ресторане в Бельгии, где у Бирштейна был офис. Адвокат Шнайдера не ответил на вопрос об этой предполагаемой встрече с Михайловым. Адвокат Бирштейна заявил, что его клиент не помнит подобную встречу. Он также отметил, что Бирштейн встречался с Михайловым «несколько раз», но «никогда не был связан с проектом трубопровода», не имел с ним никаких деловых дел и не знал о предполагаемой преступной деятельности. Михайлов рассказал, что предполагаемое партнерство с Бирштейном неожиданно закончилось, когда Сергей М. был арестован в Швейцарии в 1996 году и обвинен в преступной организации. Согласно сообщению, в то время в информационном бюллетене разведки, детективы, которые обыскали швейцарскую резиденцию Михайлова, нашли контракт на то, что он заплатил Бирштейну 150 млн долларов - соглашение, по словам Михайлова, было «скорее всего» связано с проектом трубопровода. Однако он настаивал на том, что никакие деньги никогда не переходили в руки, убеждая следователей в обратном. По словам Бирштейна, «такого договора не существует», - сказал его адвокат. Швейцарцы не выдвигали обвинения против Бирштейна, но дело Михайлова было передано в суд. Судебный процесс проходил под строгой защитой после того, как в Амстердаме был застрелен свидетель. Михайлов провел два года в тюрьме, ожидая приговора, прежде чем он был оправдан присяжными заседателями и получил компенсацию. Примерно с этого времени Бирштейн отступил от постсоветской деловой сцены, и тут появился его зять. Согласно свидетельским показаниям 2017 года Эдуарда Шифрина, украинского торговца металлами, который стал партнером Шнайдера, бельгийская полиция, расследующая дело Михайлова, напала на дома Бирштейна и Шнайдера в Антверпене в 1996 году, что побудило Шнайдера перевести его базу обратно в Торонто. В том году Бирштейн переехал из Мидленда, группа Шнайдер и Шифрин значительно расширилась, заявил его адвокат, добавив: «Наш клиент - законопослушный бизнесмен без судимости». Адвокат Бирштейна отметил, что его клиент «не имел никакого отношения к [проекту Трамп Торонто] ни прямо, ни косвенно». Кипрская компания ДЕ Мульти-Финанс, которая, как минимум, до 2003 года контролировалась человеком, который занимал должность директора компаний Бирштейна и был включен в список кредиторов проекта Трамп Торонто в 2016 году, но адвокат Бирштейна заявил, что последний «никогда не имел никаких связей» с ДЕ Мульти-Финанс или проектом Трамп Торонто.

Постепенно между Бирштейном и Шнайдером возник разрыв. Бирштейн теперь описывает Шнайдера как своего «бывшего, давно отчужденного зятя» (ни один из них не подтвердил бы, что Шнайдер и дочь Бирштейна развелись). В 2005 году Шнайдер заявил газете «Глобус и почта» в Канаде, что «из-за неудачных и непримиримых разногласий, касающихся деловой политики и семейных вопросов, я не имел никаких контактов со своим тестем уже более четырех лет». Коренастый и с коротко остриженными волосами, Шнайдер ведет себя куда серьезнее, чем компанейский Бирштейн. Как и Трамп, он был обязан своим положением предыдущему поколению, но стремился показать, что он был личностью, говорили окружающие. Тем не менее, роль Бирштейна в становлении Шнайдера несмываема. «Борис много сделал для него», - отметил бывший менеджер Мидленда, Шнайдер построил богатство «на том, что создал для него Борис». Повествование о Трамп Торонто говорит о том, что значит для США иметь лидера, чья бизнес-модель долгое время зависела от обмена его фамилии на деньги из-за мутного прошлого, чтобы не задавали никаких вопросов. Основная стартовая площадка, которую Бирштейн построил для Шнайдера, была в Украине, где Бирштейн направил свои интересы на металлы. В 1990-е годы минеральные богатства страны были ареной беззакония, а иногда и жестокой конкуренции. Именно здесь Шнайдер начнет создавать миллионы, которые в конечном итоге помогут построить Трамп Торонто. Шифрин написал в своих свидетельских показаниях: «Мистер Бирштейн предоставил г-ну Шнайдеру некоторое подспорье в украинском металлургическом бизнесе. Однако г-н Шнайдер в то время ничего не знал о стали. До брака с дочерью Бирштейна он не принимал участия ни в делах Украины, ни в металлургии. «Украинский сталелитейный бизнес привел Шнайдера и Шифрина в ряды сверхбогатых мировых лиц. Во-первых, они стали посредниками между старыми советскими сталелитейными заводами и мировыми рынками. Затем, в конце 1990-х годов, во время волны приватизации, которая породила многих олигархов, появилась возможность купить сталелитейный завод «Запорожсталь». Вадим Гриб, банкир, который возглавлял конкурирующий консорциум по приватизации, утверждал, что недавно он давал интервью газете «Файнэншел Таймс» о том, что Шнайдер и Шифрин были несправедливо одобрены властями Украины, которые назначили их «стратегическими инвесторами», предоставив им преимущество перед конкурентами. Их соучастником в тендере был Василий Хмельницкий, бизнесмен, который тогда был членом украинского парламента. В интервью газете, Хмельницкий согласился с тем, что связи являются ключевыми. «Пятнадцать лет назад, чтобы стать успешным бизнесменом, вы должны были иметь доступ к властям», - заявил он. К 2001 году Шнайдер и Шифрин заплатили 70 млн долларов за долю в «Запорожстали», которая в течение пяти лет будет оценена почти в 10 раз больше. С того момента Шнайдер и Шифрин и разбогатели. Одно из основных достижений в 2003 году известного сталелитейного завода Красный Октябрь в российском городе Волгограде показало, что они смогли ориентироваться на развивающуюся бизнес-сцену в России, как они делали это в Украине. Матье Булег, эксперт аналитического центра Чатем-Хаус в Лондоне, заявил, что Красный Октябрь был «одним из немногих оставшихся российских компаний, способных производить бронированную и армированную сталь, необходимую для военной промышленности». Булег отметил, что разрешение на покупку и эксплуатацию завода будет поддерживать отношения с высшими эшелонами российских военных. Шнайдер также приобрел стандартные атрибуты чрезмерного богатства. Он купил яхту в 170 футов, израильский футбольный клуб и команду Формулы-1. Для развлечения на семейной вечеринке в Торонто он заказал Джастина Бибера. И тогда существовал обязательный актив для миллиардеров, которые разбогатели в бывшем Советском Союзе: основная часть западной недвижимости. Под звуки «Фанфар для обыкновенного человека» Аарон Копленд, Алекс Шнайдер и Дональд Трамп перерезали красную ленточку, чтобы отметить запоздалое открытие своего небоскреба в Торонто в апреле 2012 года. Трое взрослых детей Трампа присутствовали на этом событии: Иванка, которая позже будет работать вместе со своим отцом в Белом доме, Дональд-младший и Эрик, который возьмет на себя семейный бизнес. Когда Трампы прошли через мраморный вестибюль, каждый мог подумать, что это их здание. Но деньги пришли из других стран. Прошло более десятилетия с тех пор, как Трамп подписал проект в 2001 году вместе с Ритцем-Карлтоном и малоизвестным разработчиком Лейбом Вальдманом. Проект почти рухнул в следующем году, когда Вальдман был выставлен как беглый мошенник, а Ритц-Карлтон вышел из дела. Но Трамп дожал проект. Шнайдер присоединился к нему примерно в 2003 году. Ни он, ни Трамп не ответили на вопросы газеты «Файнэншел Таймс» о том, как они встретились. На протяжении последующих лет, когда Трамп пытался и не смог связать своего бандита Феликса Сайтера, заключить сделку для строительства Башни Трампа в Москве, Шнайдер вложил средства в небоскреб Торонто. Все это время его сталелитейный завод ввязывался в попытки Путина спроектировать влияние России за ее пределами - стратегию, которая в конечном итоге расширилась бы, включив вмешательство в выборы в 2016 году в США.

С количеством рабочих в 50 000 человек, Запорожсталевский сталелитейный завод входит в число крупнейших промышленных предприятий Украины. Он находится всего в 150 милях от российской границы. За годы, предшествовавшие вторжению Путина в 2014 году, Россия вела экономический набег на восточную Украину, вливая промышленные активы либо напрямую, либо через олигархов. В мае 2010 года Шнайдер получил звонок от Шифрина из Москвы. Это стало началом ряда событий, о которых ранее не сообщалось, и которые описаны в документах, рассматриваемых газетой, включая жалобу Шнайдера, направленную против Шифрина в 2016 году в лондонский арбитражный суд и одно из свидетельских показаний Шифрина в ответ. Согласно арбитражному требованию Шнайдера Шифрин сказал ему, что покупатели, действующие «от имени российского правительства», хотели купить свою долю «Запорожстали» и что он продается «под давлением». В то время Москва капитализировала резкий скачок спроса на украинскую сталь, чтобы развязать активы и сохранить влияние на соседа, находящегося под крылом Запада. Шнайдер сказал, что Шифрин заявил ему, что Москва рассматривает покупку Запорожсталевого завода как «политически стратегическую». Шифрин написал в своем заявлении, что ведущий российский чиновник объяснил ему «в очень резких выражениях», чтобы продолжить сделку, намекая, что если бы он этого не сделал, его российские активы оказались бы под угрозой. Сделка должна была финансироваться ВЭБом, российским государственным банком, который тогда возглавлял Путин. Он служит финансовым рычагом Кремля, а иногда даже больше, например, когда российский шпион в Нью-Йорке использовал свою работу в качестве банкира ВЭБа под прикрытием. (После вторжения России в Украину ВЭБ попал под западные санкции). Газета «Файнэншел Таймс» рассмотрела корпоративные заявки для компаний Кипра и Британских Виргинских островов, которым Мидленд продал свой пакет акций «Запорожсталь». Это свидетельствует о том, что сам ВЭБ выставил всю покупную цену и получил контроль над долей Мидленда в сталелитейном заводе. Фактически, сделка Шнайдера и Шифрина была связана с самим российским государством. ВЭБ отказался от комментариев. Мидланд получил 850 млн долларов за свою долю, что на 160 млн долларов больше суммы, которую Шнайдер и Шифрин предложили для сталелитейного завода Ринату Ахметову, самому богатому олигарху Украины. Но это была хитрость. Документы показывают, что из дополнительных средств в размере 160 миллионов долларов от покупателей, пользующихся поддержкой Кремля, 50 миллионов долларов США будут покрывать штраф за отмену продажи Ахметову, 10 миллионов долларов - подсластитель для Мидленда - и 100 миллионов долларов нужно будет отправить через фиктивные компании на Кипре и другие обходные маршруты, к тому, кого Шнайдер назвал «интродьюсерами», которые договорились о сделке. Человек, который организовал продажу, по словам свидетеля Шифрина, был Игорь Бакай. Бакай - известная фигура, как в Киеве, так и в Москве. Он занимал руководящие должности в государственной газовой компании Украины и президентской администрации, прежде чем сбежать в Россию во время оранжевой революции 2004 года. Новое украинское правительство обвинило его в растрате, но российские власти отказались отправить его домой, и он основал в Москве бизнес-адвокатуру. К 2010 году, по словам свидетеля Шифрина, он был «хорошо связан политически на высшем уровне» и выступил с предложением, которое Кремль очень хотел видеть. Самым насущным вопросом, по мнению аналитиков, которым газета выделила этот денежный поток, стала комиссия в размере 100 миллионов долларов. Была ли сделка, которая в конечном счете означала, что миллионы людей перейдут к будущему президенту США, чему способствует незаконное обогащение российских чиновников? В своих свидетельских показаниях Шифрин признал, что эта «существенная» комиссия может показаться необычной по сравнению с деловыми отношениями западного стиля. Тем не менее, занимаясь бизнесом в России и Украине, Мидланд оплачивал различные комиссии, поскольку это была обычная практика». Крайне важно, добавил он: «Я даже не знал, должна ли комиссия быть исключительно для [Бакая]» или для «дополнительных получателей», которых представлял Бакай. Учитывая, что основной стороной сделки был Кремль, это повышает вероятность того, что деньги перешли от делового партнера Трампа к российским чиновникам. Шнайдер предложил альтернативную версию событий в арбитражном суде - ту, которая заканчивается подобными подозрениями в отношении того, могло ли быть незаконное обогащение российских чиновников или нет. Он утверждал, что под предлогом отправки секретной комиссии Бакаю Шифрин отвлекал деньги на себя. Шнайдер отметил, что Шифрин сказал менеджеру Мидленда в Москве примерно в то время, когда ему потребовались деньги, «чтобы тот расплатился с чиновниками в Кремле». (В своих свидетельских показаниях Шифрин отрицал это.) Бакай написал заявление в арбитражный суд о том, что он действительно получил деньги. Отвечая на вопрос, поддерживает ли он это заявление, Бакай заявил газете, что ему помешали дать комментарий для публикации, потому что он находился под домашним арестом и ему запрещено было выступать в СМИ. Со своей стороны, Шифрин, похоже, не совершал ошибок в Кремле. В октябре 2016 года, за несколько дней до победы Трампа, ему было предоставлено российское гражданство. Несколько человек со знанием сделки предложили разные версии газете, куда делись 100 миллионов долларов. Однако каждая версия порождает важные вопросы в деловых отношениях Трампа. В документах, по которым Шнайдер подписал контракт на сумму 100 млн долл., по-видимому, нет никаких сомнений в том, что он возглавляет интересы представителей Кремля. Через несколько месяцев после того, как Шнайдер санкционировал эту «комиссию», а продажа «Запорожстали» была завершена - привлечение сотен миллионов для Мидленда - документы показывают, что он выделил 40 млн. долларов на дальнейшие инвестиции в строительство Трамп Торонто. После этого, по меньшей мере 4 миллиона долларов впоследствии вышли из проекта Трампу за плату за лицензирование и управление - возможно, намного больше, учитывая, что его раскрытие финансовой информации в качестве кандидата и президента охватывает только период с 2014 года. Оба Шнайдер и Шифрин отказались от интервью и ответов на вопросы газеты для этой статьи. Их адвокаты заявили, что арбитражные документы являются конфиденциальными. Одним из самых ярких событий в истории Трампа Торонто является количество независимых потоков, которые соединяют Трампа с постсоветскими деньгами. Австрийский банк Райффайзен, представители которого стояли рядом с Трампом и Шнайдером на закладывании строительства завода в Торонто в 2007 году, ранее поддерживал проекты Мидленд в бывшем Советском Союзе. Он был готов финансировать проект Трамп Торонто, заявил Шнайдер, в то время благодаря «универсальной привлекательности бренда Трампа и глобального опыта проекта Трамп Торонто».

Райффайзен Банк финансировал другие североамериканские предприятия по недвижимости, но большая часть его бизнеса лежала к востоку от Вены. Он масштабно расширялся в бывшем Советском Союзе, время от времени ввязывался в региональную борьбу за власть, например, когда в 2006 году было раскрыто его инвестиционное подразделение, которое представляло скрытые интересы украинского олигарха в непрозрачной газовой сделке с российским «Газпромом». Многие проекты Райффайзен Банка получили финансирование от Европейского банка реконструкции и развития, института Всемирного банка на постсоветском пространстве. По словам двух лиц, знакомых с этим вопросом, в течение нескольких лет, предшествовавших 2010 году, некоторые директора ЕБРР встревожились тем, что они рассматривали как бесцеремонное отношение Райффайзен Банка к источникам денег своих клиентов. «Это безответственное поведение», - сказал Курт Байер, бывший австрийский чиновник министерства финансов, который в то время был директором ЕБРР, он заявил это газете «Файнэншел Таймс» в описании сделок Райффайзен Банка в то время. «Вы просто подталкиваете и наращиваете долю на рынке, не требуя необходимых мер контроля». ЕБРР сообщил газете, что в 2010 году, обеспокоенный «предполагаемым инцидентом», он «тесно сотрудничал с командой управления [Райффайзен Банка] для разработки соответствующего ответа, центральной частью которого был всесторонний обзор системы урегулирования банковских споров». Райффайзен Банк заявил, что процессы урегулирования и кадровое обеспечение «должны быть скорректированы» из-за роста его популярности в Центральной и Восточной Европе и усиления регулирования. Это было, добавил Райффайзен Банк, «развитие всей банковской отрасли». Банк выставил счет на Трамп Торонто в £ 310 млн., а затем обрадовал создателей проекта. Во-первых, требовалось, чтобы они предварительно продали только 80 процентов единиц, прежде чем выпускать кредитные средства, менее 100 процентов, о которых сообщают местные СМИ, является обычным стандартом. Когда продажи остановились, Райффайзен Банк разрешил увеличить сроки не менее чем в10 раз. Когда проект Трамп Торонто, наконец, разорился в 2016 году, банку все еще были должны $ 9 млн. от первоначального кредита. Отвечая на вопрос об объяснении своей снисходительности, Райффайзен Банк заявил, что законы сохранения банковской тайны в Австрии не позволяют обсуждать этот проект. Теперь, когда Трамп является президентом, подход его администрации к разграничению между делами государства и личными интересами временами напоминает, как делались дела в постсоветских государствах, где многие из его сторонников зарабатывали свои деньги. В мае BBC сообщила, что Майкл Коэн, адвокат Трампа, получил платеж в размере 400 000 долларов, организованный посредниками, действующими для президента Украины Петра Порошенко, для установления переговоров с Трампом. (Два лидера действительно встречались в июне прошлого года, но Порошенко и Коэн опровергли утверждения ВВС.) Доклады о конфликтах интересов в администрации разрастаются. В феврале Вашингтон Пост сообщила, что Объединенные Арабские Эмираты, Китай, Израиль и Мексика пытаются повлиять на Джареда Кушнера, зятя Трампа и старшего советника Белого дома и отпрыска другой семьи в Нью-Йорке в его деловых интересах. Несколько экспертов по финансовым преступлениям и шпионажу рассказали газете ФТ, что наиболее тревожной частью взаимодействия между прошлым Трампа в бизнесе и его присутствием в публичном офисе была его потенциальная восприимчивость к шантажу. Китинге, российский эксперт в области незаконного финансирования, называет такой сценарий «страхом номер один от любого разведывательного агентства». Знание незаконной сделки может быть не столь сенсационным, как самое печально известное утверждение в досье бывшего офицера МИ-6 Кристофера Стила по российским связям Трампа, - что российская разведка имела в наличии кадры с изображением будущего президента, инструктирующего проституток мочиться на кровати в московском отеле, в которой Обама когда-то спал. Но это могло быть, по крайней мере, столь же мощным, если оно использовалось в качестве компромата, чтобы оказать давление на президента.

Предприятия под брендом Трампа могут вылететь в трубу, даже в период бума. Продажи в башне Торонто оказались ниже, чем прогнозировали разработчики во время строительства, но Трамп все еще делал свои миллионы на этом. В 2017 году фонд имущества выкупил банкротное предприятие и переименовал его в отель Adelaide. Сначала М оторвался, а затем вскоре исчезли T, R и U. Это был июль 2017 года, Дональд Трамп был уже семь месяцев в своем президентском кресле, и Вашингтон швырял новости о том, что он тайно встретился с Путиным во время поездки в Германию, и что Дональд-младший встретил российского адвоката, обещавшего вылить грязь на Хиллари Клинтон во время кампании. Имя Трампа было повсюду, но с Торонто кран снял эту надпись, огромные буквы были сняты со второго по высоте здания Канады. Прошлое, однако, не так легко стереть.

Том Берджис - корреспондент газеты ФТ

 

Событие

Символы веры и миролюбия

Как уже сообщалось на сайте, известный российский меценат Сергей Михайлов был принят в Императорское Православное Палестинское Общество (ИППО). Членский билет вручил Михайлову в торжественной обстановке председатель ИППО известный в стране общественный и политический деятель Сергей Степашин. После торжественной части Сергей Анатольевич Михайлов ответил на вопросы журналистов.

Без православной культуры по-настоящему образованными людьми мы не будем

Без православной культуры по-настоящему образованными людьми мы не будем Воскресной школе Храма преподобного Сергия Радонежского в Солнцево всего пять лет. В первый класс в 2012 году в школу пришли пятнадцать ребятишек. Сегодня ее посещают более 140 учеников.

Справедливость восстановлена

Люблинский районный суд Москвы в полном объеме удовлетворил гражданский иск о защите чести и достоинства бизнесмена Сергея Михайлова к оппозиционеру, основателю Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Алексею Навальному.

Навальному придется написать, что Михайлов не является лидером "солнцевских"

Люблинский суд Москвы обязал оппозиционера Алексея Навального и Фонд борьбы с коррупцией удалить публикацию, в которой бизнесмен Сергей Михайлов назван лидером Солнцевской ОПГ, - как сообщили ВЕСТИ.RU. Соответствующее решение принято по иску предпринимателя о защите чести и достоинства.